Главная > Блог > Прекращение дела по статье 171.1 УК РФ

Прекращение дела по статье 171.1 УК РФ по срокам давности нам удалось добиться после того, как суд переквалифицировал действия моего подзащитного с ч. 6 ст. 171.1 УК РФ на ч. 5 ст. 171.1 УК РФ при следующих обстоятельствах.

Говорят, новичкам везет, но я считаю, что удача любит подготовленных. Еще 2 года назад ко мне обратился доверитель, который попросил представлять его интересы по уголовному делу о сбыте немаркированной табачной продукции, точнее сказать, о перевозке, хранении с целью сбыта, а также продаже немаркированной табачной продукции в особо крупном размере, т.е. преступлении, предусмотренном ч. 6 ст. 171.1 УК РФ, за которое предусмотрено максимальное наказание до 6 лет лишения свободы.

Не забывайте подписаться на мой YouTube — канал!

Надо сказать, что до этого дела, я по таким статьям не работал от слова совсем, но как человек в некоторой степени самоуверенный и открытый к профессиональным экспериментам не мог отказаться, тем более что заняться этим делом меня попросил хороший знакомый.

Дело было, как говорится ясное, в торговом помещении у моего доверителя была изъята табачная продукция, которая либо не имела акцизным марок вообще, либо имела акцизные марки республики Беларусь, либо имела поддельные акцизные марки РФ, как нам показала экспертиза.

Были допрошены свидетели, которые приобретали табачную продукцию и был допрошен сам виновник торжества, который признал, что хранил табачную продукцию с целью его дальнейшего сбыта.

Проверочную закупку закупку, конечно, никто не проводил и за руку при продаже его не поймал, но кому и когда это мешало вынести обвинительный приговор?

Как получилось прекращение дела по статье 171.1 УК РФ.

Хотелось бы сказать, что сразу разработал тактику защиты и c самого начала у нас была какая-то тактика, но нет, работали по принципу «война план покажет» и даже не думал, что в итоге мы получим прекращение дела по статье 171.1 УК РФ.

На стадии расследования, мы поучаствовали, наверное, в десятке очных ставок со всем покупателями и выяснили, что приобретенную табачную продукцию у них никто не изымал, а наличие акцизных марок на приобретенных сигаретах они либо не проверяли, либо утверждали, что акцизные марки на сигаретах имелись.

Уже неплохо, так мы могли исключить из обвинения факты продажи, но принципиально на квалификацию и тяжесть преступления это никак не влияло.

Еще были претензии к определению стоимость изъятой табачной продукции.

Органы предварительного расследования руководствовались потребительскими ценами, которые сообщила служба государственной статистики, но я считал, это неправильным, поскольку потребительская цена применяется к товарам, которые находятся в свободной продаже и включает в себя, в том числе, и акцизы, а мы тут пытаемся определить стоимость табачной продукции, немаркированной акцизными марками и не допущенной к свободному обороту.

Я же предлагал рассчитывать стоимость либо по минимальным ценам на табачную продукцию, утвержденным письмо Минсельхоза, по тому же принципу, как это работает с расчетом цены немаркированной алкогольной продукции в судебной практике.

Мысль, конечно, хорошая, но даже с учетом перспективы исключения фактов продажи, она давала нам лишь возможность уйти на ч. 5 той же статьи, да и мнение суда по этому доводу мы узнали бы лишь из приговора.

Но все оказалось чуть сложнее и вместе с тем интереснее.

Когда мы начали рассматривать дело в суде и допрашивали свидетелей, я попросил суд разрешить мне огласить протокол допроса одного из свидетелей в связи с наличием противоречий в его показаниях.

Суд это ходатайство удовлетворил и передал мне материалы уголовного дела.

Когда я начал оглашать протокол допроса, то заметил в нем исправления, которых не было при ознакомлении с материалами уголовного дела при выполнении требований статьи 217 УПК РФ на стадии расследования.

Это послужило поводом для повторного ознакомления с материалами уголовного дела и каково же было мое удивления, что я нашел с десяток исправленных или подмененных документов, в том числе, были исправлены и постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Вот на этом этапе, дам вам очень важный совет.

Всегда берите у следователя подписанную копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Закон это не только позволяет, но и требует, чтобы копия была вам вручена.

Дело в том, что отличия в тексте обвинения в последнем постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении это практически гарантированный возврат дела прокурору для перепредъявления обвинения.

Так и произошло.

Суд, конечно, пытался несколько раз вызвать следователя для прояснения этих противоречий, но по каким-то причинам, следователь в судебное заседание так и не явился и суду не оставалось ничего другого, как возвратить уголовное дело прокурору.

Прокуратура попробовала обжаловать это постановления, но в последний момент отозвала свою жалобу.

И я считаю, что это было абсолютно правильное решение, иначе мы могли так и до уголовки на следователя доразбираться.

Когда уголовное дело вновь попало к следователю, к нашим доводам о применении минимальных цен, установленных минсельхозом и итоговая цена получилась лишь немногим больше миллиона.

Переквалификация с ч. 6 ст. 171. УК РФ на ч. 5 ст. 171.1 УК РФ

Чтобы уйти на ч. 5 ст. 171.1 УК РФ нам оставалось в суде лишь исключить факты продажи, а это было не то, чтобы сильно трудно в отсутствие изъятых сигарет.

Но самое главное, что ч. 5 ст. 171.1 УК РФ относится в категории преступлений небольшой тяжести и срок давности по ним составляет 2 года, а пока мы разбирались с подменой документом этот срок подкрался незаметно для стороны обвинения.

В общем, в суде мы перешли на ч. 5 ст. 171.1 УК РФ и получили заветное прекращение дела по статье 171.1 УК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Нужна юридическая помощь в Челябинске?

Запишитесь на консультацию прямо сейчас!